03:37 

После Фридрих долго лежал в темноте, слизывая с губ кровь и слизь и ощупывая болезненные царапины на горле. Тело ныло, тело пело и все-таки болело, спазм удовольствия потихоньку разжимался, а стыд вступал в свои права, как захватчик в поруганный город.
- Это я, думал Фридрих, - пару минут назад извивался под тяжестью другого, это я сжался не от страха, а от удовольствия, когда меня схватили за горло, когда сжали, когда прижали, когда...
Тело отозвалось, сладко, ноюще. Кто сказал, что спазм этот только внизу живота? Нет, от низа идет волна вверх, к груди, к горлу... и обрывается царапающей болью от удушья, нытьем в запястьях и чем-то еще скверным внутри.
Цокают копыта по склизкой от крови защитников города мостовой, смотрит луна в окно на Фридриха, спит рядом с ним кто-то другой.
- Славно, Фридрих, что ты набрался смелости признать это, скверно, что спишь ты в земле чужой и в чужой постели. Что не этого ты хотел. Что не получишь того, чего хочешь.
Слышно чужое дыхание, видно белесый ночной свет, такой, как бывает зимой в крупных городах.
Спит Фридрих.

URL
   

В вагоне-теплушке

главная