Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: чужое как свое (список заголовков)
00:49 

К сомнамбулам - Вероника Долина

Душа запомнила — зима была,
Душа как за́мок под замко́м.
Я, молодая, как сомнамбула
Тащила саночки с сынком.

Температурка — не разваришься,
Стоит морозец над Москвой,
Мои удвоенные варежки
Протёрты грубой бечевой.

Стоит зима, Её Величество,
Засунув пальцы за кушак,
А я свой шаг сомнамбулический
Не ускоряю ни на шаг.

Мне двадцать лет, и я — не лыжница,
Мороз выдавливал слезу.
Сидит дитя, листает книжицу.
Я тихо саночки везу.

Сквозь эту изморозь кефирную,
Где санный след, но нет иных,
Там я себя фотографирую
В протёртых варежках цветных.

Душа запомнила — зима была,
И придорожный эпизод.
Везёт сомнамбулу сомнамбула,
Везёт, везёт, везёт, везёт.

Ой, какое знакомое.

@темы: чужое как свое

01:33 

Сказки на ночь

Пересказ с пересказа одного средневекового патерика, но я не хочу потерять.

В общем, так. Жило-было два брата монаха. Один жил в свое удовольствие, которое у него лютым образом расходилось с церковными канонами: бухал, хавал мясо, дрался на дуэлях (и хорошо, сука, дрался), трахал дам и наставлял рога кавалерам.
Второй же брат тем временем молился, постился, слушал Родонеж, но ужасался даже не столько тому, что там рассказывают, сколько тому, что творил его братец.
И вот пришло время умирать. ЗОЖ не помог брату-монаху, и первым на том свете оказался именно он.
(дальше рассказываю в средневековой манере, как оно и было)
- О, да это же мой верный слуга! - вскричал сатана. - Подайте мне его сюда, я награжу его по заслугам.
И черти кинули брата-праведника в лютый неугасимый огонь, а сатана радовался, глядя на его муки. Праведник, как водится, считал себя ничтожным грешником, и оттого не стал даже и пытаться спорить, лишь непрестанно плакал и каялся.
Однако быстро выяснилось, что адское пламя не могло причинить близнецу никакого вреда, ибо грешник в аду страдает от разлуки со своими греховными радостями, праведник же - от того, что он разлучен с Богом. И слезы искренней скорби и тоски угасили огонь, и сатана в досаде выкинул его из ада:
- Кого это вы принесли мне, он же остудил половину ада! Не мой это слуга, а какой-то праведник!
Брат отправился туда, куда и должен был с самого начала, в Рай, к престолу Господню.
А тем временем умер второй брат, и сам пришел к адовым воротам, но сатана в досаде захлопнул их перед ним:
- Убирайся-ка, святоша, ты мне уже надоел!
И тогда грешный близнец пошел к райским вратам, и стоял перед ними сто лет, пока его брат не вышел из них, и не сказал, что его молитвами он прощен.

@темы: чужое как свое

20:30 

Мне нашли Мелинца!

Я отвечу Морю Внешнему, что оно
Не должно иметь значенья – ибо дано,
Не идёт в расчёт – ибо вечно и неизменно,
Несущественно – ибо предопределено.

Перелётные птицы, трава, говорок ручья
Существуют лишь в границах небытия
И вполне статичной суммой своих мгновений
Составляют время, в котором двигаюсь я.

Перечёркнута осень пёстрым косым крылом,
Бересклет дорогу пробует на излом,
И дымок над крышей не отменяет лета
Тем, что наполняет воздух своим теплом.

И не важно, в который раз не уловит глаз,
То деленье, когда над берегом свет погас, –
Разночтения, помехи, штрихи, прорехи –
Это то, что в конце концов образует нас.

Там, где Внешнее Море гоняет свои горбы,
Где на косогоре солнечные столбы,
Я отвечу, что в разреженном мирозданье
Есть возможность существовать помимо судьбы.

Не надежда, не познанье добра и зла,
А стежок уключины, лёгкий толчок весла,
То, что воды обнимут, не будет моей душою,
Только записью в дневнике от сего числа.

Грозовой раскат, привычный конец всему,
И добыча летит назад в придонную тьму.
То, что воды возьмут, не будет моей душою,
Этот сгусток времени вечности ни к чему.

www.vavilon.ru/texts/mihailik1.html

@темы: чужое как свое

20:58 

***

Когда сотворено было железо, трепет страха прошёл по деревьям.
Но железо сказало:
- Не давайте рукоятки для топора - и ни одно из вас повреждено не будет.

("Агада", Сотворение мира и первые поколения, IV. Деревья и злаки)

@темы: чужое как свое

В вагоне-теплушке

главная