Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: чужое-как-свое (список заголовков)
12:24 

Мария Тухватулина
ЧУДОВИЩЕ

Чудовища красивы. Их глаза
похожи на бездонные колодцы.
Чудовище, не зная, что сказать,
уходит от ответа
и смеется.

Так, привыкая к собственным чертам,
знакомится душа с неловким телом —
ответ на нежность — уголками рта,
зрачками — на просвет в конце тоннеля.

Чудовище не знает, что оно
при внешней мнимой хрупкости — жестоко.
В осенней акварельности тонов
так трудно оставаться одиноким.

Так странно в одночасье осознать,
что движет сонмом выбравших свободу,
и щуриться на солнце, как со сна,
играть с огнем, казавшись беззаботным.

Чудовище торопится забыть
и, в то же время, что-то тщится вспомнить.
Качаются фонарные столбы,
вселенная, лишенная опоры.

Вскипают волны, тает тонкий лед,
на счастье разбивается посуда.
Чудовище, нашедшее свое,
однажды сокращается до чуда.

@темы: чужое-как-свое

11:11 

О религии. Не хочу потерять

На самом деле, часть из написанного Чигиринской (и не только ею), нужно преподавать в школах и читать с амвона. Чтобы части верующих, праведных и Правильных не было так мучительно больно осознавать себя и свое место в Церкви, а окружающим их было не так больно от их осознаний.
___
С определенной точки зрения весьма утешительным представляется подход, при котором Откровение дается таким вот специальным людям, особо отобранным и наделенным особенными добродетелями, вроде Моисея или Авраама (хе-хе) или Апостолов или Учителей Церкви. Человек с таким образом веры гарантирует себя от контакта с Богом (думаю, надежно гарантирует, Бог не станет ломиться в закрытое сознание) и тем самым избавляется от ответственности за последствия этого контакта. Потому что история Церкви учит, что последствия приходится выгребать порой страшные, и даже не ложкой, а большой совковой лопатой. И не от сарацин и язычников, а от своих же братьев-христиан. Жанну сожгли, Иоанна от Креста держали в тюрьме и каждую неделю бичевали по расписанию, Максима Исповедника и его учеников избили, искалечили и отрезали им языки, и такой пищи названий до тыщи, хорошо отделались те святые, которых их ближние и церковные власти всего лишь держали за полудурков, как Фаустину Ковальскую и Бернардетту Субиру. Ну его нахер. Гораздо удобней и приятней иметь дело с проверенными вещами: вот у нас есть учение Церкви, Святые Отцы - половину из которых за их проповедь истязали, гнали и убивали - но это было давно, а теперь их учение проверено временем и исповедовать его безопасно, аминь, алилуйя. Они - особенные люди, специальные, гиганты духа. А я простой верующий, с меня взятки гладки, мое дело - в пятницу воздержаться от мяса, а в воскресенье не забыть прийти в храм. Собственные мистические поиски - помилуй Боже, а вдруг что-то найду, а оно не впишется в обжитые каноны и практики, и как быть? Я же не Максим Исповедник, чтобы заявить: пошли все нахер, на том стою, и буду стоять, ибо Дух Святой велит и ангела послать на хер, если тот говорит противное Богу.

То, что я сейчас излагаю и предлагаю - штука дико стремная на самом деле. Потому что эта новая экзегетика предполагает взятие на себя полной ответственности за возможный личный контакт со Всевышним и за дальнейшие его последствия. Понимание того, что Моисей был не единственным и не первым соавтором Бога, а одним из звеньев в передаче традиции, зародившейся у костров немытых кочевников, рождает следующее понимание: раз мы "священство избранное, народ царский" (а мы и есть, по обетованию) - значит, бремя создания церковной традиции лежит на каждом из нас. Легко спрятаться за словами "Церковь учит" - но Церковь это в том числе и ты! Независимо от того, делаешь ты что-то или не делаешь (типа, зачем, все ведь сделано до нас) - ты участвуешь в создании и передаче традиции и отвечаешь за то, в какую Церковь войдет следующее поколение верующих. И деяние может оказаться греховным, и недеяние может оказаться греховным, и в такой ситуации как-то уже сцыкотно за свою бессмертную душеньку.

Так что да, тут фундаментализм предлагает надежное убежище. Укрылся сверху Писанием, справа Катехизисом, слева Кодексом Канонического права - чик-чирик, я в домике!
(с)

@темы: чужое-как-свое

22:55 

И снова чужое. Забавно, но лет в 15 я воспринимала это как песню о Родине. А теперь даже не знаю...
За всю свою жизнь Дома я себя чувствовала только в Питере. Так что... я тоже в некой мере оккупант.

Легат, я получил приказ идти с когортой в Рим,
По морю к Порту Итию, а там - путем сухим;
Отряд мой отправленья ждет, взойдя на корабли,
Но пусть мой меч другой возьмет. Остаться мне вели!

Я прослужил здесь сорок лет, все сорок воевал,
Я видел и скалистый Вект, и Адрианов Вал,
Мне все места знакомы тут, но лишь узнав о том,
Что в Рим, домой, нас всех зовут, я понял: здесь мой дом.

Здесь счастлив был я в старину, здесь имя заслужил,
Здесь сына - сына и жену я в землю положил,
Здесь годы, память, пот и труд, любовь и боль утрат
Вросли навек в британский грунт. Как вырвать их, легат?

Я здешний полюбил народ, равнины и леса.
Ну лучше ль южный небосвод, чем наши небеса,
Где августа жемчужный свет, и мгла январских бурь,
И клочья туч, и марта луч сквозь бледную лазурь?

Вдоль Родануса вам идти, где зреет виноград
И клонит лозы бриз, летя в Немауз и Арелат.
Но мне позволь остаться здесь, где спорят испокон
Британский крепкошеий дуб и злой эвроклидон.

Ваш путь туда, где сосен строй спускается с бугра
К волне Тирренской, что синей павлиньего пера.
Тебя лавровый ждет венок, но неужели ты
Забудешь там, как пахнет дрок и майские цветы?

Я буду Риму здесь служить, пошли меня опять
Болота гатить, лес валить, иль пиктов усмирять,
Или в дозор водить отряд вдоль Северной Стены,
В разливы вереска, где спят империи сыны.

Легат, не скрыть мне слез - чуть свет уйдет когорта в Рим!
Я прослужил здесь сорок лет. Я буду там чужим!
Здесь сердце, память, жизнь моя, и нет родней земли.
Ну как ее покину я? Остаться мне вели!
(с)

@темы: чужое-как-свое

13:39 

Любовь по эту сторону гор -
И где же, как не тут,
Шатер, каптерка и косогор
Нам равно подойдут,

Чтобы смотреть сквозь дневную взвесь
На ту же нашу звезду,
Чтоб слышать птички бессмертной песнь -
"Приди, приди" - я иду.

Бог слышит тех, кто зовет вдвоем,
Зови же, не убоись.
Мы оба знаем, когда мы умрем -
Когда закончится жизнь,

Но Роза будет расти, маня
Таких, как мы - то есть всех -
И сквозь тебя, и сквозь меня
Протягиваясь наверх.

Никто же зла нам не причинит,
Не достигнет до глубины,
Где каждый, от всех и себя сокрыт,
Лежит, как младенец, плачет и спит
И видит Божьи сны.

Еще о звезде: пока мы идем,
покуда зовем во тьму,
Я правда рад, что мы здесь вдвоем -
Страшнее с ней одному.

Смотри, как смотрит звезда в упор,
Сжигая темноту,
На нас - по эту сторону гор -
И на других, по ту.
(с)

@темы: чужое-как-свое

В вагоне-теплушке

главная