• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:21 

Дожди прошли, но могилку не размыли. А вокруг нее вылезли зеленые одуванчики, которые Чапа так любила, до которых не дожила - чуть-чуть. Я гляжу на них, и мне отчаянно хочется плакать, выть, отмотать время в прошлой, найти эти грешные одуванчики, выковырять их, принести моему зверю...

Душа моя, лучше я буду любить тебя сейчас - изо всех сил, не боясь показаться смешной, фанатичной, не просчитывая, сколько я могу отдать. Лучше отдать лишнее - да и не бывает здесь лишнего - чем недолюбить, не добыть рядом, не додать света и радости.

16:45 

Потеряла крестик, который мне Ри дарила. Где - не знаю, перерываю дом, надеюсь найти.
Псков наш, Псков далекий...
Пожалуйста, пусть я его найду и Ри вернется поскорее.

22:13 

01:14 

Пенталгин, оказывается, можно рассасывать. Горечь страшная, но зато помогает быстрее.
Левмиколь внутрь - тоже квест еще тот.
Обезбаливающие помогает, но после него можно только спать, ходить физически не выходит.
Я хочу читать, писать и увидеться с кучей людей. Мне бы хоть лампу настольную - читала бы.

22:14 

тонкие прохладные пальцы короновали меня
(с)

04:45 

Новогоднее желание

Хочу научиться делать украшения. Или кукол. Чтобы от меня что-то осталось.
А значит, нужно перестать бояться ошибок.

02:01 

А веточек на Адвентовский венок, равно как и омелы, Господь в этом году натрусил всем желающим с запасом!

01:59 

Улица Мира

Харьковчане, вы не обижайтесь, если что, это я не со зла, это я наоборот под сильным впечатлением...
Мы сегодня с Ри были на улице Мира.
Улица Мира - это, доложу я вам, нечто совершенно особенное. Вот сколько лет жила на ХТЗ, и никогда не знала, что там т а к о е рядом есть.
Она вся засыпана снегом. Снег этот, ясное дело, выпал не позавчера, с началом харьковского снегопада. Нет. Он всегда там лежал! Ничем другим снежных заносов по пояс, с классическими ледяными проплешинами и давно отполированными снежными ступенечками через сугробы я объяснить не могу...
Улица Мира - это, по сути, даже не улица, а крошечная такая тропинка через первозданное снежное поле, по которой можно идти только по одному, поминутно всплескивая руками (от восторга, разумеется, а вовсе не для удержания равновесия). Так вот и шагают по ней под вечер редкие прохожие, покачиваются, переговариваются вполголоса. Под снегом призывно журчит вода, которая кое-где вырвалась на поверхность и разлилась морем разливанным, которое Бог весть как перейти. С одной стороны темнеют панельные пятиэтажки, которые потихоньку, с каждым нашим новым шагом, сбрасывают с себя маскировку и предстают тем, чем они и есть: кособокими строениями времен бомбежек и оккупации. Среди всего этого великолепия, окруженный слева и справа пустотой, стоит храм - обычное, некогда явно жилое здание, украшенное теперь иконой и крестом.
А со второй стороны улицы Мира нет н и ч е г о. Чахлый лес, непривычный для городского взгляда, уходит за горизонт, вливаясь там в стылое темно-серое, местами графитное небо. Сквозь эту темноту и спутанные ветки не мигнет ни огонька. И даже смотреть в ту сторону вскоре становится страшно, потому всем нутром понимаешь, что это - наспех сработанная декорация, за которой - край земли.
Край мира.
Оттого и улица так названа.

17:10 

Ближний бой с оружием из плоти.
(с)

06:48 

Травка, сало, олений хвост

04:42 

Кто сказал "Казанова расчетлив" - тот врет неумело,
Я люблю безоглядно врастать в прежде чуждое тело.
Полночь, руки внутри, скоро сердце под пальцами брызнет,
Я пленен сладострастьем полета на осколке взорвавшейся жизни!
(с)
___
Я вот думаю. Фридрих мог бы так сказать?
"Я люблю безоглядно врастать в прежде чуждое тело"...

22:25 

Я поняла! Мне нужен человек, с которым я буду делиться Стихами, случайно и счастливо найденными, желательно взаимно.
Мы можем быть с ним даже полностью незнакомы =)

01:30 

Желание, острое, как нож.

11:28 

Мы уже ходим в зимних пальто - осень заломила в этом году крутой вираж, из маек сразу в тяжелую шерсть. По моему пальто струится алая змейка-вышивка, греет грудь и руки.
На кухне пахнет макаронами и теплым хлебом.
А на нашем балконе голубка снова (!) сидит на яйцах. И холод ее не пугает, и воркует над ней голубь.
Открываю дверь и выплескиваю кружку зерна.
Так начинается осень.

12:24 

Мария Тухватулина
ЧУДОВИЩЕ

Чудовища красивы. Их глаза
похожи на бездонные колодцы.
Чудовище, не зная, что сказать,
уходит от ответа
и смеется.

Так, привыкая к собственным чертам,
знакомится душа с неловким телом —
ответ на нежность — уголками рта,
зрачками — на просвет в конце тоннеля.

Чудовище не знает, что оно
при внешней мнимой хрупкости — жестоко.
В осенней акварельности тонов
так трудно оставаться одиноким.

Так странно в одночасье осознать,
что движет сонмом выбравших свободу,
и щуриться на солнце, как со сна,
играть с огнем, казавшись беззаботным.

Чудовище торопится забыть
и, в то же время, что-то тщится вспомнить.
Качаются фонарные столбы,
вселенная, лишенная опоры.

Вскипают волны, тает тонкий лед,
на счастье разбивается посуда.
Чудовище, нашедшее свое,
однажды сокращается до чуда.

@темы: чужое-как-свое

19:10 

Мы это смогли! Мы вместе. И хвала Богу и всем добрым людям, которые нам в этом помогали.
В доме пахнет гречкой.

00:51 

Когда-то я говорила, что очень бы хотела уметь забирать чужую боль. Сейчас я забрала чужой страх, меня трясет, и мы глядим с ним друг на друга настороженно, привыкаем, принюхиваемся. Но пусть лучше так, так правда лучше.
Господи, надеюсь и верую.

20:42 

Метро. Две интеллигентные полные женщины, одна - в золоченых очках, другая, с объемной сумкой, чем-то напоминает мою маму. Прохожу мимо и "ловлю" обрывок разговора: ... военкомат ... (троеточие в данной ситуации обозначает не цензуру, а мой плохой слух).
Вернулась домой - лезу читать рецепт намазки из сала. Нашла, а под рецептом комментарий:
"Супер! Волонтеры из «Буковина-украинской армии» придумали упаковывать такое сало в тюбики. Очень удобно".
Просто маленькие детали из большой жизни. Мы ведь не привыкнем к этому, правда?

@темы: будь проклята война!

01:17 

Тюрьма на двоих

Одна из моих любимых шуток - о том, что рано или поздно я брошу все и уйду в монастырь.
Я не знаю, до какого предела это шутка, но пока что мое жизнелюбие на пути к монастырю станет неодолимой преградой, и слава Богу. Друзья мои об этом знают и на очередные мои стенания радостно смеются. А вот о чем почти никто не знает - это о том, что до определенного момента я и правда... жила фактически в монастыре.
Время от раннего детства и до 14 лет я прожила, закрытая в узком пространстве "моя комната - школа под окнами". У меня не было прогулок, контактов со сверстниками, игр во дворе и задушевных разговоров, даже интернета - не было во-обще ничего. Только книги в неограниченном количестве.
Изредка в глобальную изоляцию вклинивались десятиминутные разговоры с сестрой по телефону. Неудивительно, что к 14-ти годам именно ее я считала самым близким существом. Неудивительно, что любые намеки на то, что у нее есть своя, отличная от моей жизнь, приводили меня практически к истерике.
Я не хочу сейчас говорить о причинах, из-за которых я так жила, кого-либо обвинять или оправдывать. Я о другом. О вынужденной изоляции и о тех страшных штуках, которые она творит с мозгом.
Так вот, когда человек одинок, в какой-то момент он привыкает, что это норма. И если к тому моменту, когда он оказался в одиночестве, его личность еще не сформировалась до конца, это одиночество окажется для него адом, от которого некуда деваться. И адом по его мнению заслуженным.
Я никому не интересен, поэтому я один. Вполне закономерный вывод, гробящий самооценку и зачастую приводящий к тотальному нежеланию делать хоть что-то, чтобы интересным стать.
Я неудачник.
И мысли такие подспудно - копятся. А потом в эту вот эмоциональную кашу внезапно приходит другой человек. Человек, которого ты полюбил.
И мне его заранее жалко.
Потому что начинается... а ой, что начинается. Рак-отшельник внезапно получает возможность голову из раковины высунуть, и чистый воздух быстренько глотнуть. И даже на какое-то время расслабиться: не съедят, ура! Но опыта-то жить в социуме - нет. И своих интересов нет, потому что личность еще не сформирована, помним?
И вместо того, чтобы заняться разгребанием комплексов и самореализацией, человек начинает заниматься лихорадочным пусканием корней. Установка-то "я никому не нужен" - рабоооотает. А вот этот вот другой, в его поле опрометчиво появившийся - он же единственный шанс, единственный доступ кислорода, понимаете? Не станет его - и все, добро пожаловать обратно в ад.
Так формируется зависимость, которая дальше реализуется во всевозможных уродливых формах - от дикой ревности до безобидного, на первый взгляд, желания разделять с любимым человеком все его интересы, даже те, которые лично тебе - ненужны и непонятны. А что уж совсем неинтересно - тормозить.
Ну зачем тебе на эту встречу, побудь лучше со мной....
И пара либо перестанет вместе расти, застопорится, ибо такой вот якорь для двоих может оказаться непосильным, либо очень быстро второй человек устает быть для первого всем миром. Потому что... это же Христом нужно быть, не меньше, чтобы вот так весь мир заменить. А Христом быть тяжело, неловко и две тысячи с лишним лет уже как неактуально. Равно как и неинтересно жить с зеркалом, а такая вот ситуация - это не счастливое совпадение интересов. Это абсолютно жуткий сценарий, в котором один из пары сам приносит в дом - вместо супружеского ложа - ложе прокрустово, сам же в него ложится и сам себе, чего нужно подрезает.
Именно поэтому, думаю, так часто распадаются первые любови. Потому что оба еще не сформировавшиеся и в себе не уверенные.
Ну а у меня первая любовь была, если кому интересно, вообще "ой", там мы обе такие отшельницы были.
Я билась об эти грабли снова и снова. С грехом пополам у меня хватало гордости, чтобы открыто не выказывать ревность, и я шла другим путем - старалась стать частью чужого интереса, не веря, что могу быть интересна сама по себе.
Чтобы точно никуда не делся.
И раз за разом я оставалась ни с чем, мир, готовый меня принять, замирал в недоумении, а друзья, на которых я во время очередного помутнения рассудка плевала с высокой колокольни... ну, о них вообще говорить откровенно стыдно.
Я вот приехала к сестре в Киев, и поняла, как о многом в ее жизни я не знала. Как многое прошло мимо, пока я в очередной раз дышать не могла, топчась в черном тоннеле, из которого близкие тянули меня руками и ногами, а я отбивалась от них, боясь - парадокс - что окажусь в одиночестве. И мне правда очень стыдно за это, тем более, что ведь это я сама превращала веер вероятностей в этот тоннель.
Я очень надеюсь не повторить ошибки.
___
И да, этот текст совсем не о том, что не нужно искать с любимым человеком общий язык и общие интересы. Надо. Иначе будут две параллельные прямые, фигура для семьи тоже не самая устойчивая. Весь секрет в том, как их искать - а этого я и сама пока что не особо понимаю, только чувствую.
Но, Господи Боже,
ведь если не я,
то кто же, то кто же...

18:54 

Как же хорошо, что у меня есть сестра!

В вагоне-теплушке

главная