• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:57 

Воздух пахнет арбузом свежим...

Иду за хлебом, вечер темнеет на глазах. У мусорных баков неспешно тормозит машина, похожая на огромного синего Левиафана. Из-под днища у него тонкой струйкой течет вода, затем Левиафан окончательно отфыркивается, раскрывает огромную пасть и начинает заглатывать мусор - урну за урной.
Навстречу едет мальчик на самокате, за ним бежит его мама и ругается:
- Завтра первое сентября, а ты с расквашеным носом в школу!
Идут мальчишки, один из них просит у меня 50 копеек. Вроде бы давно так не побираются...
А у самого подъезда женщина склонилась над лампадкой. Подхожу ближе - а это не лампадка, а игрушечный грузовик с лампочкой. Мама стоит над ним, а пятилетний хозяин грузовика возле папы, они сосредоточенно пыхтят вместе над поднятым бампером Жигулей.

01:27 

Господи, дай мне ума и сердца, чтобы сберечь и приумножить то, что я ценю. И пусть будет наша любовь - даром Тебе.

14:02 

Какая красивая фраза -"Мы попробуем договориться". Говорится обычно тогда, когда одна сторона уже отчаялась и просто устало смотрит на происходящее, а вторая исполнена решимости переломить ситуацию под себя (кстати, обычно и переламывает, с молчаливого согласия второй себя поиметь).
Неприглядная изнанка. Но красивое звучание. И иногда из этого болота все-таки вылазит надежда.

19:51 

А вчера, когда все было еще не совсем плохо, а скорее ожидательно, мы с мамой пошли болтаться в огромный супермаркет, бродили там, все перетрогивая и прикидывая под себя и знакомых - настоящие девочки. Мне было не слишком-то хорошо, и не слишком хотелось там быть - чересчур ярко, шумно, но я все-таки присмотрела нам с Ри точилки: мне голубую мышку, ей - слоника. У слоника откидывается хобот и туда вставляется карандаш для заточки, у мышки то же самое происходит с хвостом, такая вот милая китайская расчлененочка.
Сейчас слоник с мышкой стоят рядом, я гляжу на них, и мне даже не плохо, а просто пусто-пусто, как будто я один из сестринских маникенов и медики-практиканты выточили из меня всю кровь. Наверное, слоник еще уйдет по адресу. Наверное, и это время закончится - вспоминаем Соломона. Но все это меня - такой, какая я сейчас - уже не касается.

12:41 

18:14 

Пост, посвященный последним попыткам Раэнки собрать остатки гордости.

Дело не в нем, это вечный твой дефицит тепла, Стоит обнять, как пошла-поехала-поплыла, Только он же скала, у него поважней дела, Чем с тобой тетешкаться, лупоглазой.
(с)

21:07 

«Я усталый робот, дырявый бак. Надо быть героем, а я слабак. У меня сел голос, повыбит мех, и я не хочу быть сильнее всех. Не боец, когтями не снабжена. Я простая баба, ничья жена».
(с)

Я сижу в стылой кухне, в грязной питерской квартире на задворках, и честно стараюсь не завыть. Воют - по покойнику. А мы все живы, ведь правда?
Раэн, слушай, ты проживешь эту неделю, тебе не привыкать, ты вернешься к себе домой, защитишь курсовую, устроишься на работу в книжный и однажды тебе снова захочется куда-нибудь поехать. Главное соберись сейчас - и больше не делай больно второй стороне.

01:27 

Что неизменно на свете? Раэнка с рюкзаком!

Вновь пускаться в бег до окраин света,
хоть не привыкать - далека дорога...

23:45 

О ежиках и котятах

Возле моста живет кошка с котятами. Кошку все подкармливают - приносят котлетки и складируют в специально поставленную пластиковую мисочку.
Сегодня ближе к полночи к мосту пришел ежик. Покрутился-повертелся, попыхтел и уверенно попер в кусты. Потом там зашуршало-затрещало. "Караул!, - подумала я, - ежик застрял в кустах в пластиковом пакете, его срочно нужно спасать! Или он там с кошкой подрался и она его лапой катает?! Или он с котятами дерется?!". Включила фонарик и полезла следом.
Ежик стоит в кустах, придавив пластиковую миску лапой, и сосредоточено уминает кошачью еду, засранец колючий.

01:41 

А я тут в санатории маюсь =)

Потому что если вести нормальную жизнь – то есть пить, нарушать въевшийся за годы график, шляться после полуночи, поздно ложиться и заниматься противоестественным сексом на непригодных предметах – можно поправить любое здоровье.
(с)

02:03 

предпоездочные хлопоты

В рамках скорой поездки в Питер ищу, кому оставить кота. Желающих много - породистый толстый британец с красивым именем Монтень (да еще и с местом проживания сдается!) - все чин чинарем. Народ любуется на фотку кота и начинает ахать-охать. Я, заслышав очередное ми-ми-ми, честно предупреждаю: кошак оснащен оружием массового поражения: зубами и лапами с когтями, ч е т ы р ь м я, и активно всем этим пользуется, семь кило дурного характера в общем.
Никто не верит.
Я, наученная горьким опытом, настаиваю на том, чтобы умиляющийся пришел поконтактировать с котиком,все радостно соглашаются, радостно хватают моего пушистого засранца.... я откупориваю йод и начинаю витиевато извиняться. После этого желающих резко уменьшается.
На данный момент кот находится под опекой очень славной девочки - поэтессы, католички и полячки. У девочки расцарапан нос и около глаза, но сегодня она написала, что очень о "живом и мягком котике" беспокоится и что раньше отношений такого уровня с животным у нее не было =)
Святой человек, что сказать.
Господи, хоть бы с Монькой все было хорошо!

16:59 

Друзья мои, какие же вы у меня чудесные, все-все!

11:18 

Поздравь Костю!

15:25 

Котики... в неприспособленой для этого квартире

Пытаюсь пристроить Моню на лето.
*мрачно*
Из всех достоинств моего котика - умение виртуозно писать в чашки и блюдца, забытые на столе. А еще он мягкий!

23:38 

о каштанах и ежиках

Второй день подряд мне вспоминаются каштаны.
В детстве, когда зимы были холоднее, а лето и весна - длиннее, я твердо знала назначения разных трав. Толченые цветы одуванчика, насыпанные под дверь, спасали от злых людей и недоброго глаза, а если промыть окна, порог и притолоку настойкой из пуха одуванчика - в дом точно не проберется никакое лихо. Тополиный пух, положенный под подушку, приманивал летучие сны, а сушеные тополиные листья делали сны ярче и таинственнее.
От долгих зим спасали каштановые бусы. Я приволакивала домой целый портфель (бог мой, я еще успела походить в школу с советским портфелем из красного дермантина!), туго набитый лаковыми коричневыми шариками, папа брал дрель, а мама - вощеную нить. Низки каштанов висели на гвоздике у окна и тихо постукивали, покрываясь к весне пушистой пылью.
Каштан, упавший вместе со скорлупой не колет ладонь, а только чуть покалывает ее, ворочается - как маленький капризный ежик.
Если разломить каштан, иголки которого еще мягкие, он окажется внутри белым - настоящая древесная жемчужина.
И у каждого каштана свой узор. Их никогда не бывает мало, потому что у каждого каштана - своя шкурка и своя история.
Иногда мне хочется как прежде - набрать полный ранец, полные карманы и ладони, а придя домой, со стуком рассыпать все это богатство на светлый скрипучий паркет - и самой плюхнуться следом. Рассматривать, перекатывать, придумывать имена, играть с живым осенним теплом.

16:34 

писанина

Все мои любимые были сильными.
Сталь и медь, лезвие и огонь. Я вилась вокруг них, чувствуя себя зеленой травой, живой плотью и кровью, ранимой. Я цеплялась за это: Я - человек!
Потом я осталась одна и стала гибкой лозой, с корнями, которые не выкорчевать, со стеблем, который не перерезать. Равно подымающейся после дождя и пожара.
Сейчас я чувствую, как из зеленой глубины проглядывает медь, как гибкие стальные прутья скручиваются, вытесняя волокнистую травяную сердцевину, не успевшую - зато! - одеревенеть.

***
Был мой первый – стальные нервы,
узкие губы, хищная стать.
Мне говорили: с ним станешь стервой,
станешь, наверно, красоткой первой,
ищущей, что под себя подмять.

Только ну кто говорящих слушал?
Я – человек, мою плоть и душу
сталью не сделать, не отковать.

Был мой второй – как клинок булатный,
штучной работы и тоже статный,
горло мне ночью любил сжимать.
Я все зеленой вилась лозой,
С ним, - говорила, - пою, не вою.

Бог же меня сотворил живой,
лилией белой, степной травою,
Крови не смеющей пожелать.

После сменялись клинки и зубья,
львиные пасти, чумные струпья,
пламя взметнулось: меня погладь!
Не было больше людей и стали,
зеркало я подняла устало…

травы сгибаются звонкой медью,
корни свиваются гибкой плетью,
стала своих я любимых старше,
дождь мне не нужен, огонь не страшен,
больше живою я быть не смею,
боже, в любимые дай мне змея –
кольца умеющего свивать.

12:55 

Я объездил полсвета:
Нью-Йорк, Стамбул,
Монте-Карло, Гранада, Краков.

Без тебя, мой друг,
этот мир вокруг
поразительно одинаков.
(с)

00:03 

Хороший день!
День добрых новостей, кокосового мороженого, купленной кожаной куртки, сделанной работы и сказанных нужных слов.

11:29 

Псевдокритика

Пушкинская Татьяна с детства меня преследовала. Отрывок из злополучного письма на конкурс чтецов, костюм на утреннике, вторая речь Татьяны - и мое первое объяснение в не-любви... Я старательно интонировала фразы, таскала тяжелое старинное платье, старалась не заплакать на последних строчках и не понимала, искренне не понимала, как Татьяна вообще ухитрилась пролезть в героини, тем более - в пушкинские героини, в душу к человеку умному, ехидному и пошлости не приемлющему.
Первая ли она, с "тоской любви"? Тысячи таких, тьмы и тьмы. Обычная провинциальная девочка, простая и тихая, придумала себе красивую сказку, подогнала под нее человека, разочаровалась.
Вот. Именно здесь, как мне кажется, разгадка и есть. Фишка - в слове "разочаровалась".
Сила Татьяны, ее внутренний подвиг в том, что она видит и любит(!) человека без романтического флера. Не Онегина - "героя своего романа", не даже Онегина-молодого-столичного-повесу, "прожигателя жизни, представителя потерянного поколения с претензией на интеллектуальность", а обыкновенного Евгения, который сначала ее не понял ни разу и отговорился обычным порядком: я-де вас недостоин, еще и мораль не преминул прочитать: "к беде неопытность ведет", затем впутался в нелепую дуэль и надолго исчез из ее жизни, а потом появился вновь - как чертик из коробочки - и влюбился даже не в саму Татьяну, возможно, а в ее светскую оболочку, в недоступность и сдержанность а то и в то - чем черт не шутит? - что ее "позор теперь бы всем был замечен". И этого-то, именно этого Онегина... но ведь это немыслимо?
У Татьяны хватило сил сохранить свою любовь после ряда разочарований. Она к концу романа вышла в героини - а Евгений из героев вышел. Пушкин дает нам, по сути, две линии поведения, два развития событий после краха иллюзий, и оба сплошь и рядом встречаются в жизни. Но жизнеспособен из них только один.

00:42 

По гоголевскому "Вию", между прочем, еще и песню написали. Арию панночки - как она все это видит.
"Верни душу, живой сделай, не мучь меня.
Пришли войско свое! Где ты, мой князь? "

Такая... безысходная тоска. Родные все по правилам сделают и успокоятся, Хоме-то по большому счету что - дуракам и Рай открыт, а у нее уже все. Лучшее время позади.
И почему-то для меня с другой песней перекликается. Уже из "Л1сово1 п1сн1". Мавка поет:
"Только минутку бы, только мгновенье,
скоро краса моя кончит цветенье..."


____
как же много слов нужно, чтобы объяснить внутренние связи в своей голове!

В вагоне-теплушке

главная