22:49 

В-общем-то, у меня завтра очень ответственный день.
Потому что по результатам того, возьмут или не возьмут меня в Плариум, будет ясно, будут ли у нас деньги на съем квартиры. И тогда, может, мне перестанут снится кошмары, в которых нам негде жить, нечего жрать и таблетки кончаются.
А поэтому мне нужно развесить язык, аки моему Фридриху, и уговорить их а) меня взять, б) взять меня на половинный день. Я лягу, но отпашу сколько надо.
Ах, да, а еще завтра тест по немецкому. Надо топать повторять, а ко мне тут пришла Галя, и сказала, что она повесилась. И сижу я, вместо немецкого, идиша и курсача, пишу о своем любимом Фридрихе.

22:12 

Раэнэ.
Встала и пошла писать курсовую. Через 4 часа (в час) придешь сюда, напишешь, сколько сделано.
__
1-я часть сделана, осталось дошлифовать. Читаем о переводоведении, в котором пока что ничего не смыслим.

16:45 

Многогранный мир

Еще Раэнэ учится читать на идише, медленно, путаясь, но упрямо, как она делает только то, что ей действительно важно. Это какой-то азарт - чем больше понимаешь - тем больше хочешь. С утра, зажатая в вагоне, она повторяет слова и вдруг - удивляется. По русски - сад, по-немецки - Garten, по-украински - садок, на идише - сод. Четыре языка, четыре грани. Как же широк мир.
- Что ты делаешь? - спрашивает ее отец, когда она вечером в кресле водит пальцем по строчкам Сандлера, - Что это?
- Идиш учу.
- Идиш?! Ты что, это же еврейский язык. Хочешь быть, как они?
- Как они? - Раэнэ растеряна, очень растеряна. Она сидит и слушает, о Господи, такие стереотипы, которые разве только в анекдотах бывают.
... - Раз какой-то народ так ненавидят - это неспроста, ты бы должна понимать. Им ты всегда будешь чужая, и своим станешь чужой!

Наверное, я и так чужая.

13:55 

"Ну нихрена себе я погулял"

Выходные однозначно удались, по крайней мере Амана с Мордехаем я таки перепутала, когда после бутылки коньяка взялась рассказывать народу, чего, собственно, пьем. Языковой барьер был наконец-то сломан: Мила с утра жаловалась, что ближе к утру Раэнка говорила уже исключительно на немецком. Ну... замечательно. Осталось до среды (тест сдаю) умения не растерять.
С утра *рука-лицо* нашла в сумочке штопор. Красивый такой, костяной, надо вернуть Ване и покаяться. Но это уже тенденция какая-то - тащить изделия из кости.
Весна была призвана, обмыта и отмечена, теперь радуемся и пашем! И, Господи, благослови крымскую поездку, прошу.

13:49 

Обсуждаем с Наташей майскую поездку в Крым. В общем виде авантюра уже продумана, детали прорабатываем: что есть, что пить, с кем где спать. И тут Раэнэ поняла, что стала циником.

[12:42:55] Nataly Kryukovska: Глвная местная закусь там это баранина!)
[12:44:45] Nataly Kryukovska: Тм не только винодельческий район, но и овцеводческий. Татарам свинину низзя, бо они мусульмане. Поэтому баранины там - полн во всезх видах!
[12:45:08] Раэнэ Тэль: Главное, чтобы не в прямоходящем.
[12:47:43] Nataly Kryukovska: В прямоходящем тоже сколько хочешь, но они обычно ближе к июню приезжают. Сейчас там только местные.
[12:49:26] Раэнэ Тэль: Ну, слава богам)

11:55 

История о школе третья, призрак.

Сидит себе Раэнэ в классе, нещадно скучает, и тут раздается свист. Именно так, громкий свист с хриплым подсвистом-воем и прерывистыми придыханиями. Школьники все как один оборачиваются на Раэнэ и начинают пялиться на нее с восторгом. За эти дни они уже поняли, что новоявленный учитель умеет неплохо ругаться, с ним можно договориться об оценках, порасспросить об некошерных с точки зрения цензуры фактах жизни писателей и многое другое. Мысль, что свистела не она, не приходит им в голову.
- Ты же нас этому научишь? - читается в глазах тридцати человек.
Раэнэ краснеет и холодеет.
Свист повторяется.
Через пять минут усиленных поисков выясняется, что свистело окно. Плохо заклеенное окно.

Следующий урок - немецкий. Немка ОРЕТ на детей. По-другому и не скажешь, она рычит на них, аки Цербер. Они относятся к ней соответственно. Раэнэ и та сжимается на задней парте - а ну сейчас вызовут спрягать глагол, и за заминку оторвут голову?
Окно снова свистит, но запуганные дети на сей раз и головы не подымают. Кто-то, однако, хиихикает - и тут же сползает под парту.
А вот немка... неожиданно широко улыбается.
- Какое разговорчивое окно! Послушайте, дети, мы как будто в приключении! Призраков боитесь?
И - тишина. Дети и учитель смотрят в окно, окно исправно шепчет и посвистывает. Сказка.

11:28 

Идет дождь. И я иду, мимо Покровского монастыря вниз, к Благовещенскому собору. Кресты мерцают в тумане, словно огоньки на строительных кранах - чтобы самолет увидел и облетел. Хорошо церквям, их купола от дождя закрывают, а я без зонтика.
Людей мало, тихо, и у земли - оглушительный птичий щебет. Нагнулась посмотреть, а там, в декоративных кустиках, сгрудились воробьи и синички, сидят, мокрые, надутые на голых коричневых ветках, переговариваются возмущенно-радостно, как школьники, которых застало ливнем по дороге в школу: и холодно, и учиться не надо!
И сам куст ветки округлил, шариком надулся. Стою, протянув над ним ладони - воробушек так рядом, что нестерпимо хочется потрогать коричневатые блестящие перья. Мадонна-из-ветвей, поющий куст возле Покровского.
Повседневное чудо.

01:43 

В общем, я хочу бутылку медовухи, пасмурный день и много Морровинда. Пить и играть, и музыку слушать. И без повода, просто так.
Осталось найти денег на питие.

21:10 

Думай, голова, - косичку заплету

Чернцова Елена Вадимовна. Подойди к ней.
В среду собеседование. Не забудь. Сапоги помой. Юбка или штаны?
Фильчук Татьяна Федоровна. Подойди к ней.
КУРСАЧ. Курсач. Курсач.

08:47 

История с Сережей имела продолжение - урок ему не зачли.
Сейчас будет дубль два. Так вот, вчера ко мне подошли учительница и целая университетская проверяющая отдельно и попросили -внимание! - не о б и ж а т ь Сережу.
Сижу. Думаю. Может, раз мы уже общаемся на уровне школьника, урок и вовсе прогулять? Весна вон какая туманная - только по улицами бродить...
____
Сережа его благоразумно не стал проводить.

01:21 

Номер раз

Die Zinnoberrote Marionette

Elias Hohlberg
Ah! Sie lebt – den Tanz einer kleinen Puppe.
Dreister kleiner Holzklotz! Sprich mit mir!
Dirigiere mich! Du traust dich doch oder?

Elias Hohlberg
Der August war ein Eichenklotz, ein müder kleiner Klotz.
Ein stumpfer, toter, matter, bleicher, fahler kleiner Klotz.
Er wich dem Glanz, dem Raspeltanz, der Schnitzerbubenhand.
Er hing noch nicht an Fäden und mied den Puppenstand.

Der Mehmet schnitzte brav und fein den August aus dem Klotz.
Er schliff den edlen Körper und schnitt Kleider aus dem Stoff.
Er gab dem August Leben, er zog an seinen Fäden,
er lenkte ihn, er hegte ihn, er führte ihn zum Tanz.

Elias Hohlberg
"Herbei mein Klotz, mein Puppenklotz, du rote Tanzfigur!
Du atmest schon, du tänzelst schon, du bettelst um Statur!"

Der August war voll Leben, er mühte seine Fäden,
er war ein Held, ein Kamerad, ein Kumpel in Statur!

Алая марионетка

Элиас Гольдберг:

Ах! Она живёт - маленькая кукла пляшет!.
Дерзкая деревяшка! Говори со мной!
Дирижируй мной! Ну? Осмелишься?!

Август был немым поленом, деревяшкою, чурбаном,
Мертвым, матовым, белесым, неоструганым болваном.
Он ушел от колки, стружки, от резца и канифоли,
Ниточек ему не нужно - не желает куклы роли.

Мемет вырежет из дуба, будет Август - загляденье,
Отшлифует и подкрасит, в лоскутки его оденет.
Он жизнь ему дает, за нитку и вперед.
Ведет его, хранит его, и в пляс его пошлет.

Сюда, поленце, поспеши, где алым вьется нить!
Танцуешь ты, хохочешь ты, и просишь оживить?
Ах, он ожил, дубовый спил, чтоб поплясать с тобой,
Марионетка, Август, друг, вертлявый твой герой.

____
За сбивку в ритме меня бить ногами. Но - ееееее! Поезд поехал.

___
Да, а еще можно вот так

09:46 

Муж сестры моей подруги (это была необходимая почти для любого анекдота расстановка родственных связей), так вот, этот муж - немец и имеет кучу Жизнерадостных Немецких Друзей, о которых сестра не устает рассказывать. Однажды эти друзья пришли к ним в гости, и тут им стукнуло, что она-то - украинка! А у любого настоящего украинца в холодильнике должно быть сало, а если нет - они его просто хорошо прячут! Ну да-а-айте сала, не жадничайте!
Мучили они их этим салом часа три кряду, причем никакого сала-то никому не хотелось - просто такая шутка, которую весело повторять. Много раз, со вкусом, посмеиваясь над задолбаными хозяевами. А вот теперь представьте себе лица гостей, когда сестра-таки не выдержала, пошла к холодильнику и принесла это несчастное сало, большим куском. К которому, к слову, была абсолютно равнодушна: оно осталось от приезда младшей сестры, которая как-раз таки без него жить не может.

А теперь вот я стою, вспоминаю эту историю, делаю своей подруге (которая жить не может) бутерброд с салом, для успокоения: у нее сегодня зачетный урок, и боится она очень-очень сильно - а я боюсь за нее. Хоть бы все хорошо прошло, что ли.

01:37 

Итоги дня: питерская акция удалась, и обошлась без жертв, слава Ему.
А Раэнэ сегодня начала, запинаясь, читать на идише, и порвала шаблоны - сходила в костел в мини-юбке. По дороге пронаблюдала еще одну, совсем уж мини-акцию: четверо парней зажигали на площади свечки. Свечки были коварны и убегали из их рук, парни люто матерились и пахли алкоголем, но глядели осмысленно.
Да, а еще Раэнэ продолбала мечту: ее позвали в костеле читать с кафедры Библию, а она испугалась. И сказала, что недостойна.
___
А зато я разгребла ВСЮ почту, поговорила с двумя друзьями, с кем давно не говорила и пописала. А спать можно и в метро.

22:26 

Последний день зимы хочется проваляться с книжкой, а то и вовсе продремать.
На самом деле, что больше всего спасало от холода - это слова и музыка, они проросли сквозь меня за зиму и дали плод.

Сейчас напишу страшную вещь - мешанину из цитат, которые чаще всего были в голове.

Мой милый Августин, хвала тебе, хвала, я пережил тебя на пять столетий...
В камине нет огня, в могиле не меня, все остальное вроде бы на месте.
Стоит Святой Грааль, ну чем он не фужер? В него неплохо льется даже пиво.
Ну что же вы, Гермий, в такую погоду да в наши пределы? У нас суета, и томление плоти, и жажда свободы.
Поистерлись струны хипповской коммуны...
Мело, мело по всей земле, во все пределы... и жар соблазна вздымал, как ангел, два крыла...
Где венчали - там и хоронили.
Но я войду в этот город первым, чтобы заслужить любимую мою.
Смертного настигнет смерть, хочешь плакать - нужно петь.
Пришла чума, и носом шмыгать поздно.
Реки лед сковал, как руки арестанта.
Ты куды мяне тянешь, послухай? На дворэ ни машин, ни людей, ни машин, ни людей...
Прошу чума, не трогай этот город, он нехорош, но он нам странно дорог, как дорог дом тому, кому за сорок.
Пахарю пахать, а монаху молиться, но смерть стирает любые границы...
Слепые и смертные любят не глядя, и вы не глядите.
Кардинал еще молод, молод, ему минуло сорок шесть.
Мы еще пролетим над городом...
Мальчики и девочки, с крыльями или без.

18:18 

Я-таки сказочный долбоеб.

Вот что делают все нормальные люди, когда им звонят родственники и на ушко советуют закупиться продуктами, ибо на днях все подорожает как мама родная не горюй? Правильно, подрываются с дивана, хватают в пакет и мчатся скупать все, на что глаз упадет (и денег хватит, конечно).
Но только не Раэнка, нееет! Она решает, что сегодня звезды не так стоят, у нее болит спинка и тяжелое нести не хочется, и вообще - что один день решит?
А на следующий день я любуюсь ценниками с тем самым "мама не горюй", и вот бы как треснула себя по дурной голове, но не поможет.

08:29 

Какое у нас утро... Еще не рассвело толком, и свет идет откуда-то издалека-издалека. И в этом далёке кричит горлица, ровно так, протяжно.
И мне поверилось, что весна скоро, и что война кончится.

17:23 

А я сегодня устроила в школе "безобразный некорректный скандал", который скорее всего отразится на оценке. И в кои-то веки мне на эту оценку плевать.
Зачетные уроки. Мила, Маша, Сережа, я постаралась прийти ко всем - и им спокойнее, и мне: вдруг чем помогу. Миле вон на доске писала.
Но урок Сережи меня из колеи выбил. 10-й класс, взрослые уже люди! По сути - почти ровесники. Заходит: - Так, все встаньте, поприветствуйте меня!
А в школе-то того... вообще вставать не принято.
По именам не знает. Никого. Да, я понимаю, может быть сложно запоминать имена. Маша подошла ко мне, мы вместе написали разбивку по партам - кто где сидит, и как зовется. К своему уроку как минимум десятерых Маша знала.
Сам урок - ну откровенно провальный! Материал Сережа читал. С листика, монотонно. Я не говорю, что нужно все выучить наизусть, но все же, очи-то, очи-то горе от бумажки подымай! Плюс весь урок чтение новой темы - без разговоров с классом, без каких-то попыток понять: слушают они, не слушают, пишут, не пишут? Говорит иногда: - Так, запишите, - и всееее. Даже не вышел из-за стола к классу ни разу. О каких-то там видеоматериалах я молчу (компьютер в классе есть). Да что там - даже портрета Мопоссана не показал.
Сами школьники чудесные. Насколько у Милы 7-й класс орал, настолько здесь все сидели тихо и героически спали слушали.

Ладно. Все это рабочий момент, всему можно научиться. Но, грешные магистры, он же всем д о в о л е н! Он на все наши замечания огрызается.
Говорит: - Ну вот не было связи с предыдущим материалом, а так хорошо.
- Наглядных материалов не было? Ну так а я их делать и не обязан, я не современный учитель.
- А зачем им эмоциональность?

- Сереееежа, - говорит учительница осторожненько, - а ты в школу вообще собираешься работать?
(Ибо у нас часть народа сразу говорит: ну вот не мое это, я туда не пойду! Им закрывают практику так, и вуаля).
Он стоит, довольный такой. Кивает: - Ну да, ну да, я рассматриваю такую возможность.

Меня вынесло. Он рассматривает такую возможность, да? А потом у нас народ не умеет толком писать-читать и литературу эту ненавидит дикой ненавистью. И правда, откуда любви взяться-то, а? С таким учителем, который глаза поднять боится?
Вы понимаете, он же боится! Как бы чего не того не сказать, как бы чего не вышло...
- Как я это им свое мнение дам высказать? Пусть они мое запишут (смеется) я же учитель, ведь так же?
А проверяющая ему поставит, она им дико довольна, ибо она сама у нас... разновидность Амбридж, вот только более человечная.

Нет, мне не жалко ему этой пятерки, Господи, да хоть всем пятерки. Но ведь учитель - это же дикая ответственность! По сути никто из нас учителем работать еще не может, на 4-м курсе, мне вообще кажется, что учительство - это профессия зрелости, когда уже душа дозрела, а в 20-ть лет при современной жизни, как ни крути, у большинства еще ни опыта, ни мудрости нет: душу нужно много бить, любить и выгуливать, просто времени не хватит, по себе чувствую... Есть исключения, конечно, не спорю, вон к Тонечке (моей одногруппнице) дети уже и сейчас липнут, на ней виснут и оно ей, главное, надо. Или вон Маша, которая уже к возрасту Христа приближается, но вот она как раз - не хочет, боится, и это ее право, и ее я понимаю.
Но таких как Сережа - не понимаю.
Хочешь работать с людьми - учись! А на "авось прокатит" - вон, каток иди води. Асфальтоукладоччччный!
_______
Нет, я сказала ему не так. Я вообще почти ничего не сказала по поводу его методики - все до меня сказали девчонки и он от всего отбился. А я подытожила - как на меня, то заслуга того, что сегодняшний урок не провалился - единственно класса, а не Сережи. Это они молодцы, понимающие и адекватные, будь на их месте Милин сборный 7 класс - они бы выбили дверь и сбежали. И я бы их не осудила.

Некорректно, да.

02:41 

Раэнэ, подымай попу!

Я тут что-то совсем разболелась (посмотрела по календарю - почти месяц, как чихаю), ничего не пишу, мало учусь, смотрю новости и пугаюсь еще больше.
Завтра разгребусь с собеседованиями, закуплю крупы и буду отсыпаться-отпаиваться чаем, а потом - наверстывать все долги.

21:08 

Обновила свои навыки гадания на картах. Вышло очень позитивно - и расклад сложился, и человек поверил, и у самой приятные чувства остались. Плюс провела хороший вечер с кофе и вкусным мороженым. Прогулялась.

Поменяла обезбол. Ну.. пока не знаю. Этот как бы вполовину дешевле, но во-первых, вместо маленьких таблеточек, которые можно проглотить без воды, у Раэнки в сумке теперь здооооровое колесо, что привязывает еще и к воде, а во-вторых... А во-вторых, качает меня от них, и качает здорово. Вроде и помогло, но мир стал гулкий-гулкий, огромный, все предметы увеличились, и как-то слишком хорошо.

Привезла домой новую порцию медведей =) Сейчас я пойду их разбирать, потом тестовое сделаю, а потом, пожалуй, поговорю с Фридрихом.

19:24 

Тяжелая вышла дорога. И была на могиле, и вернулась под взрыв.
- Ми, капелане, мешканці міста, якого немає.

Но позитива, позитива тоже много было. Сделаю урок - напишу.

В вагоне-теплушке

главная