Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных




Привет всем заходящим, залетающим, заползающим, пробегающим и заглядывающим в замочную скважину.
Я Раэнэ Тэль, умею пить, слушать и собирать буковки в мозаику. Меня можно дергать насчет "поговорить-помечтать-пожаловаться" - рада каждому.
Работаю редактором, постоянно ищу работу =)
Тараканам в моей голове очень уютно, поэтому мне хочется, чтобы и всем вокруг меня было уютно - не пытайтесь ссориться, прошу.
Я католик, бисексуал и неисправимый либералист-идеалист с уклоном в анархию. Все сказанное в этом дневнике, соответственно, будет пропускаться через мою призму восприятия.
Заходите.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:07 

Задумчивое

Лучший (или худший, это как посмотреть) способ почувствовать свой возраст - поспорить с человеком, которого ты когда-то любил. Поспорить - и наткнуться на совершенно чуждое мировоззрение, для близкого некогда человека вдвое и втройне непонятное и удивительное. И вот под пальцами начинает расползаться твое прошлое, господи, мне же было тогда семнадцать, господи, нам же казалось, что мы владеем всем миром, ау, где я, где ты, где Ты, Господи? Почему мы больше не можем договориться, где тот язык земли, на котором все друг друга понимают?
Растет башня вавилонская, наслаивается наш культурный пласт, запорашивает зеркало и сердце. Никогда больше я не увижу ту семнадцатилетнюю девочку, которая была глиной в чужих руках. К счастью, наверное.
Алюшка как-то сказала мне: "Деточка, в твоем возрасте я могла пить пиво разбавленное коньяком и считать, шо это кушанье небесных ангелов, но таки с годами оказалось - моя печень думала иначе!" Сейчас я очень остро чувствую, что все это касается и разума, и чего-то глубинного внутри - слепая вера в чужую непогрешимость оборачивается таким жестким похмельем, что нет, спасибо, мне больше не наливать.
***

Ночью тебя коснется
прозрачный огонь луны -
там в глубине колодца
время съедает сны,
гул машин торопливый,
окон веселый лед...
Но - спи. Покуда мы живы,
башня растет.

Над стеклом и бетоном,
где облака прошли,
кремний поет карбону
на языках земли.
Звон двоичного кода,
мед восьмигранных сот -
и - кольцами световодов
башня растет.

Время погибель множит,
но, возвратясь, найдешь -
гнев Твой, Господи Боже,
снова включен в чертеж.
Ангел с трубой и чашей
на перекрестке ждет.
Но - кратной памятью нашей
башня растет.

(с) Елена Михайлик

01:31 

Пусть не случится многого иного, но смерть, она отменно держит слово.
(с)

00:59 

дела семейные

А что сегодня за день? А сегодня день рождения моей сестры, ура!
... я помню тебя еще совсем маленькой, с серьезными глазами-черешнями, с косичками, с косой, с короткой прекрасной стрижкой. Я помню твой голос, и какое у тебя лицо, когда ты поешь, сердишься, смеешься и делаешь "брат мой неандерталец". Я люблю тебя, любила и буду любить.

19:24 

Я хочу в Питер. Я очень-очень хочу в Питер - но чтобы при этом у Ри все было благополучно.

01:43 

Крым теперь - как Валинор. Не доплыть смертному...

21:17 

Как же мне сегодня тошно, кто бы знал.

00:43 

МелкиеКрупные радости Раэнки

А мне написала сестра! Перечитываю - улыбаюсь. Соскучилась...

23:18 

Каштаны вспыхнули белыми свечами - вся аллея, в один миг. Между вычурными глянцевыми листами сирени проглянули белые и лиловые гроздьи. Запахло скошеной травой и пыльным дождем, с реки донеслось нестройное кваканье.
Бродишь между двхуэтажными домиками, плутаешь в неогороженных палисадниках, дышишь майской грозой, глядишь то на полную луну, то на золотые окна.
Настроение:
…Надеюсь, что надеяться — не дерзость.
Надеюсь, что не зря еще надеюсь.
Надеюсь, что весной я прав вдвойне

(с)

03:50 

Этот день...

В преддверии девятого числа расскажу-ка я баечку. Чтобы объяснить, чему я завтра буду отдавать дань уважения и почему. А также почему я вполне представляю день победы без традиционных песен и ленточек, без заносчивого взгляда на других - мол, мы выиграли. Нет, выиграли все. Но я отвлеклась...

Так вот, был у меня замечательный прадедушка. Герой. Без преувеличений - прошел всю войну, переплыл холодной осенью Днепр (причем спасательное бревнышко, за которое держался, отдал своему командиру - тот плавал хуже), закончил в Берлине, не пил вообще, считал, что это ему жизнь и спасло. А из Берлина привез ... купленный сервиз. Мародеров на дух не переносил.
После войны прадедушка работал в колхозе, агрономом. При нем в Гуляй-Поле появились диковинные огромные огурцы, заработала маслобойня, выросла в райцентре сосновая аллея (я была там после его смерти - деревья стояли ровным рядом, выше меня в два раза...).
В общем, жизнь била ключом, и в эпицентре этой жизни сидел другой человек, начальник местного партийного заведения, и писал на прадедушку доносы.
Он тоже был героем, этот человек, по крайней мере - достойно прошел войну и вернулся с наградами. Но вот прадедушка мой ему не нравился. Вернее, ему очень нравилась супруга моего прадеда. А дальше - была бы бумага, написать всегда найдется о чем.
История предпраздничная, поэтому закончу хэппи-эндом. Он здесь, по счастью, был.
Там, наверху, сидел хороший прадедушкин друг. Первый донос он выкинул, едва проглядев, вторым чуть заинтересовался, над третьим задумался... А потом позвал моего прадеда к себе, на разговор. И по итогам разговора вручил ему матерчатую сумку - м е ш о к доносов. Сказал сжечь.
Так вот, я это все к чему... Не вмешайся его величество Случай - быть бы моему прадеду в местах куда менее теплых, чем южноукраинские степи. А его бы детям, возможно, и вовсе не быть. И не писала бы Раэнка сейчас ничего. Не было бы меня.
Да, была выиграна великая война, но не благодаря режиму - ему вопреки. Мне есть, за что благодарить тех, ушедших, прошедших страшное время. Но режим, пожиравший своих героев (пусть он и подавился моим прадедом), я не хочу ни благодарить, ни возвращать, только помнить. Помнить, чтобы не повторить.
А 9 (ну или даже 8-го мая) сложил лапки нацизм. Туда ему и дорога, ура!

00:45 

Вот все говорят - мол, тараканы в голове, расстройства всякие видны сразу и налицо.
А я сижу, мило улыбаюсь, и только три человека знают, что я спать без света не могу. Вообще.
И одна в квартире спать не могу.
А так все хорошо =)

00:02 

Сижу в промерзшей до костей - до покрытого изморозью старого кирпича - комнате, глотаю слезы - соль и горечь.
Слушаю дождь. Плачу в Ваню (как хорошо, что он есть!)
В конечном счете каждый из нас получает то, что заслуживает.
Вот...

02:42 

Чужое-как-свое

Сам собой в волосах просыпается южный ветер.
Что до этого, – длинный прочерк, пробел, затакт.
Три минуты стремительной, быстрой, красивой смерти –
неизбежной,
подаренной просто так.

Если смотрит пропасть прямо в глаза – дружи с ней
и кружись над ней длинной тенью на потолке.
Три минуты весёлой, счастливой и вечной жизни,
проведённой вместе –
рука в руке.


(с)

11:46 

Появление северного оленя возможно в любой день =( Вот ты сидишь под теплым одеялком, читаешь что-нибудь хорошее, зеваешь, а тут - он. Перебирает копытцами, глядит на тебя, склонив голову, вопросительно.
И ведь неплохой же олень.
И ты неплохая.
Но поди прогони!

11:39 

Звонит Милка.
- Что делаешь?
- Да вот, - говорю, в парикмахерской сижу.
- ОЛЯ!!!!

Люблю Милку) Мы так и подружились, да, она меня то красила, то ламинировала. Сейчас умница, красавица и крутой предприниматель.

23:26 

Сижу за дипломом, сижу за работой, хожу по улицам до изнеможения.
До боли в груди не хватает чего-то настоящего.
________________
Было то время, когда Фридрих искал любовь. Уже смирившись с тем, что он не получит того, кого желал, все же кружил по улицам, пугая прохожих пристальным взглядом, вытягивал шею на мессах, соловьем разливался в харчевне.... Искал в чужих лицах черты того, недолюбленного, недолюбившего, и пропускал выдох, когда узнавал.
Было то время, когда Фридрих искал тепло. Когда мог заночевать в любой постели, когда замирал подле чужого тела в блаженной радости мгновенного и минутного падения всех барьеров. Так армия проходит маршем через чужой город, который никогда не возьмет, в котором никогда не остановится.
Было время... а потом схлынуло и ушло, остановились стрелки на часах, закончились времена из Библии, не было больше времени подобрать камень, не было даже времени стать навстречу его полету, и скитался Фридрих из города в город, как нищему и положено. Только нищие просят хлеба и ночлега, а чего желал Фридрих - он и сам не знал. Немел язык, жгло горло, сухо болели воспаленные глаза, не было у Фридриха ни слов, ни желаний.
То было время, когда Фридрих Беспечальный искал чистоты - и бежал ее, едва завидя.

00:29 

19:38 

Илья, Миша, Алюшка, разношерстый выводок Маш, одна из которых, слава Богу, в Москве, Маршал, родня Вани. Пишу, смотрю, когда были онлайн. Петербуржане мои, простите, что я так мало могу - только выдохнуть: живы... Слава Богу, слава Богу.

17:03 

Банальный факт словесного общения отодвигает в сторону все связанное с насилием. Этот банальный факт есть чудо из чудес.
(с)

11:53 

- Я прошу только об одном, - сказал Фридрих. - Пусть это будет быстро.
Их разделяла двадцатсантиметровая полоска воздуха. Поднять руку - прикоснуться - отпрянуть.
- Будет больно, я знаю. Жизнь нелегко покидает данное Создателем по праву. Но пусть это будет быстро.

00:42 

Я не сплю. Я даже не работаю.
Я листаю новости, смотрю фото, читаю Лентач (даже ему сегодня хочется верить). Мама делает то же самое.
Я говорю с теми, кто мне дорог. Не о новостях, нет. С кем-то о котах, кораблях и весне, с кем-то - о несоответствии живого человека и страницы вк, с кем-то - об Японии и оленях.
У меня дрожат губы. Неужели это - свобода? Неужели что-то сдвинется?

В вагоне-теплушке

главная